(12 голоса, среднее 5.00 из 5)
ДРЕССИРОВКА - Школа дрессировки ЕСВВ

Подводя первые итоги обучения в школе ЕСВВ, сегодня мы поговорим об ошибках. Да-да, о ваших ошибках, уважаемые господа дрессировщики! Мы верим, что вы молодцы и внимательно изучили начальный курс "Теоретического обоснования дрессировки". Уверены, что вы опробовали на практике свои знания, но... Как же узнать, насколько вы продвинулись в своих взаимоотношениях со своей собакой?

Школа дрессировки ЕСВВ поможет произвести, как говорят, "работу над ошибками". А значится так: вооружайтесь карандашом и блокнотом и давайте мигом за работу!

Итак, 

 Курс: "Теоретическое обоснование дрессировки"

Урок 9. «Ошибки дрессировщиков»

Ошибки, допускаемые дрессировщиками, по своему характеру де­лятся на два вида:

1. Ошибки тактического характера.    

2. Ошибки технического характера.

К первым мы отнесем те виды ошибок, которые создаются путем недостаточно внимательной тактической проработки построения занятий и данного приема, и вызываются "очеловечиванием" (переоценкой) со­баки. Очень часто мы видим, как молодой дрессировщик, только что начав обучать собаку и желая «наказать» провинившуюся собаку, под­зывает ее, командуя «ко мне», а затем наказывает ее. Здесь порча собаки неминуема — два-три таких действия и у собаки устанавливается прочная связь, что звук «ко мне» означает грядущую неприятность. Собака, естественно, начинает боязливо и медленно подходить к дрессировщику и сам подход к дрессировщику по его команде становится для собаки нежелательным действием, ибо у нее прочно воспитался новый условный рефлекс, что звук «ко мне» равносилен болевому принуждению.

В общем, к ошибкам первой группы можно отнести все те дей­ствия, при которых дрессировщиками не были учтены границы «пси­хической» деятельности собаки, в результате чего действия дрессиров­щика оставались непонятными для собаки, или создавали ряд лож­ных положений и нежелательных связей. Такое положение вещей легко и скоро может в корне разрушить установившиеся взаимоотношения собаки и дрессировщика. При этом нужно помнить, что, поскольку дрессировщик остался непонятен собаке, постольку и отказ собаки от выполнения желаемого действия может явиться не понятным для дрессировщика.

Самый факт невыполнения, безусловно, повышает нервность моло­дого дрессировщика, слабо анализирующего причины невыполнения, который, видя в невыполнении приема только «злую волю» (нежелание) собаки, обычно начинает применять угрожающие интонации, требующие исполнения приема, а возможно и начинает применять ряд принудительных действий; в таком случае собака, не понимая в чем дело и, видя угрожающие тона, как бы теряется в своем поведении, а при ощущении принудительных действий, получаемых по непонятным для
нее причинам, делается запуганной и задерганной, в результате чего авторитет данного дрессировщика остается на долгое время потерянным для этой собаки.

К этой же группе ошибок нужно отнести как отсутствие учета «характера» собаки, так и «нежелательные связи» или нежелательные условные рефлексы. Неопытный дрессировщик часто подходит к проработке приема с личной точки зрения и строит прием обучения так, как он строил бы его для человека. Такой подход, «очеловечивающий» собаку, а также недостаточная оценка дрессировщиком окружающих условий работы и обстановки, что и создает «нежелательные связи».

Так, например, в работе по обыску местности, занимаясь часто в одном и том же направлении, оставляя искомого человека на одном и том же месте, дрессировщик не замечает, что собака, привыкая находить человека в определенном месте, при работе не производит действительного поиска, а прямо идет к знакомому месту. Так, например, при работе собак по службе связи, посылая во время практических занятий собаку всегда по дороге, установится  нежелательная  связь пользования направлениями дороги, как постоянным путем, в результате чего в реальной обстановке собака будет сворачивать с пути про­бега на встретившуюся дорогу.

Приняв все это во внимание, начинающему дрессировщику нужно особенно предусмотрительно отнестись к каждому заданию, к каждому практическому уроку, продумывая его построение от начала до конца, составляя план занятий, учитывая все возможные ошибки, кои могут
встретиться в работе.          

Ко второй группе ошибок нужно отнести ошибки технического характера. Сюда нужно отнести в первую очередь все ошибки, связанные с техническим построением данного приема (поводок не в той руке, несвоевременная команда и т. п.). Основными ошибками дрессировщи­ков нужно назвать:

1) Нерешительность тона дрессировщика.

2) buy priligy Неумелое и однообразное распределение приемов на уроке, вызывающее скуку и вялость у собаки.

3) Отсутствие навыка в даче поощрений за исполнение и мер принуждения при неисполнении приема.

Дрессировщику в целях предохранения себя от ошибок, необходимо принять во внимание следующие основные моменты:

1) Основным моментом для выработки условного рефлекса есть деятелъное состояние нервной системы. Сонливость, упадок духа и подавленность тормозят воспитание условных рефлексов.

2) В некоторых случаях необходимо применить «активирование» (оживление) сложно-безусловного рефлекса (инстинкта) путем введения экстра раздражителей. Так, например, при  обучении  прыжка  через барьер давать не только разбег дрессировщика, но и бросать через барьер кость или аппорт.

Кроме того, для успешной дрессировки необходимо, чтобы нервная система дрессировщика также была в «деятельном состоянии» (не быть утомленным), иметь постоянный «интерес к проводимой работе, и в данный момент занятий иметь стойкий интерес к собаке и к выполнению ею приема, т. е. быть внимательным к поведению собаки.

Возвращаясь к ошибкам, особенно остро мешающим работе, можно указать на следующие типичные ошибки: дрессировщик, желая, чтобы собака бросила держащий в пасти аппорт, командует «брось аппорт». С «человеческой» точки зрения здесь незаметно никакой ошибки, но остановимся на этом моменте несколько подробнее. Собаку учили брать аппорт по команде «аппорт». На звук «аппорт» воспитался условный рефлекс схватывания предмета, звук «аппорт» у собаки не вызывал представления о самом предмете, а вызывал процесс схватывания, т. е. самое действие, другими словами, звук «аппорт» для собаки имел по­стоянное значение «возьми» или «держи».

Вообразите себе растерянность собаки, когда ей командуют такое понятное для человека: «брось аппорт» и такое непонятное «брось-дер­жи» для собаки. Конечно, приведенный пример можно было назвать и мелким по своему существу, но этот пример очень характерен. Он определяет необходимость постоянного напряжения мысли дрессировщика, дабы действия его всегда были понятны собаке.

Возьмем другой более яркий пример, который характерен для работы собаки в армии или на пенитенциарной "службе". Представьте себе, что дрессировщик, обучая собаку защитной и конвойной службе, решает «уточ­нить» свою дрессировку, и связывая этот прием с развитием у собаки небоязни выстрела, вводит специальное упражнение, при котором убе­гающий стреляет, а собака бросается и задерживает его. При частых повторениях поставленных упражнений один звук выстрела или один вид револьвера уже явится сигналом (раздражителем активно-оборони­тельного инстинкта) и собака с пеною и лаем бросается на мнимого преступника. Это обычно хвалят, вернее, хвалили раньше, и этим по­ощряли собаку. Иногда дрессировщики доходили до того, что приучали собаку, услышавшую где-то выстрел, бросаться искать стрелявшего, находить мнимого преступника и обезоруживать его. Такие упражнения, естественно, очень эффектны для демонстраций и совершенно непри­годны для реальной работы. Результат таких «шлифовок» крайне пе­чальный, ибо роль собаки здесь явно «очеловечена». Были случаи, когда в реальной работе убегающий преступник не стрелял, а стреляли по убегающему и собака, услышав «выстрел» (сильный и знакомый условный раздражитель) прекращала преследование, бросалась на стрелявшего и обезоруживала его.

Эти «криминалы», к сожалению, имели место. Объяснение их очень просто. Собаку не приучили быть индиферентной (безразличной) к выстрелам, а всегда приучали ее бросаться на стреляющего, не учтя, «психических» границ собаки.

Человек buy levitra четко в своем «сознании» различит, на кого нужно бро­ситься и задержать, собаке же этого не дано — для нее при такой поста­новке обучения выстрел является всегда раздражителем активно-оборонительного рефлекса на стреляющего.

Чередование buy propecia приемов на практических занятиях в одном и том же порядке, требования многократных повторений исполнения какого-либо из приемов, является так же тактической ошибкой.

Мы buy clomid уже говорили, что лучший принцип обучения — это поддер­жание постоянной заинтересованности собаки в работе. Дрессировщик в своих действиях должен бояться быть   «скучным» для молодой собаки. Часто приходится видеть, как молодой дрессировщик, занимаясь обучением аппортировки, очевидно, желая, чтобы собака лучше усвоила прием, бесконечное число раз заставляет собаку брать аппорт и с каждым новым разом видно, как требования дрессировщика стано­вятся все более резкими и более настойчивыми. Дрессировщику непо­нятно, чем объяснить, что собака, бравшая охотно аппорт полчаса тому назад, отказывается брать его теперь. Но ответ достаточно прост. Пу­тем постоянных и однообразных повторений, необходимых для данного приема, возбуждение нервных центров угасло и наступил процесс торможения все более и более развивающегося. Естественно, что после этого занятия собака станет избегать этого приема, будучи вначале урока и заинтересованной в его исполнении. И это мы отнесем всецело к тактическим ошибкам, назвав такое явление «передрессировкой» собаки.

На сегодня всё. Мы разобрали наиболее часто встречающиеся ошибки у дрессировщиков. Надеемся, что учитывая эти ошибки, подходя к дрессировке своего питомца, теперь вы еще яснее и еще более отчетливее будете понимать – как же вам стать, наконец-то, воистину настоящими друзьями!

«До buy kamagra online скорой встречи!»

И как говорят в Украине: «Нэ ЛАЙтэся!» (буквально – не ругайтесь, не ГАВкайтесь)

Урок провел Павел Лещинский 

 

 
Сейчас 44 гостей онлайн
Голосование
Являетесь ли вы владельцем волкодава?